Из доклада епископа Серафима (Сигриста) «Две разных пустоты»

Опубликовано в рубрике: Доклады | Комментирование закрыто

Когда у нас остается какое-то свободное время, мы спешим заполнить его чем-то банальным и пустым, скажем, какой-нибудь передачей по телевизору или музыкой, которая в другое время в лучшем случае осталась бы где-то на заднем плане в качестве шумового оформления.

Вот то, что я в первую очередь ощущаю как пустоту.

При этом форма может быть активной, динамичной, а внутреннее содержание - пустым. Так, у Клайва Льюиса сказано: «в аду нет ни музыки, ни тишины, только шум». Эта суета и этот шум ограждают человека или общество от глубоких размышлений и осознания той глубокой пустоты, которую ничто заполнить не может.

Томас Элиот, английский поэт, говорит об этом так:

«когда поезд подземки в туннеле останавливается между станциями
и звук разговоров усиливается и постепенно стихает,
видишь как на каждом лице углубляется душевная пустота,
оставляя только растущий страх того что не о чем будет думать…»[*].

Однако, для христианина, так же, как страх смерти побеждается в Воскресении, так и страх провалиться в пустоту побеждается тогда, когда мы понимаем, что настоящая пустота не просто пропасть или банальность, но та матрица, из которой возникает новая жизнь и новое творение. В том же стихотворении Томаса Элиота есть такие строки:

«И я сказал душе моей: успокойся, и пуcть тьма сойдет на тебя

ибо это будет тьма, где Бог»[†]

Слово, потерявшее связь с тишиной, становится банальным, и форма, не укорененная в пустоте, из которой происходит творение, ничто.

Тишина и творческая пустота, если перевести их на язык нравственных принципов, становятся смирением, не так ли?

«Я видел мир, погрязший в обмане, и я сказал: «Господи, что может спасти нас?»

И я услышал голос, говорящий мне: «Смирение»».

Св. Антоний Египетский

Так вот, то предварительное заключение, к которому я думал придти, состоит в том, что противостояние пустоте и опустошенности в церкви и обществе (хотя можно было бы сказать, что они отличаются только тем, что церковь - это как бы внутреннее измерение общества)… Так вот, это противостояние начинается и произрастает из внутреннего выбора человека, выбора той пустоты, из которой происходит все творение, вместо той, которая есть отвержение всякого творческого начала.

Это предполагает аскетическое усилие смирения и открытости к творчеству. Только это может уберечь нас от того, чтобы постоянно менять одни пустые планы на другие. Возможно, только это - тишина, если хотите, - может быть основанием для такой музыки, которая не есть шум (если вспомнить Льюиса). Может быть, так можно попробовать описать духовно возможное и даже необходимое противостояние пустоте и в церкви, и в обществе.

Серафим Сигрист

Епископ (ранее Сендайский и Восточно-японский)

Доклад был прочитан на конференции Д.С. Гасаком


[*] «Четыре четверти» - Four Quarters, East Cooker, section 3 lines 18-21

[†] Там же, строки 12-13 - ibid, lines 12-13

Комментарии

Комментирование закрыто

на сообщение “Из доклада епископа Серафима (Сигриста) «Две разных пустоты»”

  1. Никита on Сентябрь 30, 2008 6:58 пп

    правильно ли я понял, что здесь различается пустота как “ничто”, манифестация Велиара, и пустота, как “творческое небытие”, из которого создан мир? если неправильно или неточно - скажите, пожалуйста, где именно ошибка или неточность и в чем она заключается.

  2. Анастасия on Октябрь 1, 2008 7:12 пп

    Я тоже так поняла. Причём пустота как ничто, по мнению А.И. Шмаиной-Великановой, в своём пределе - больше, чем ничто, это активное разрушительное действие.